Подборка по разделу «О разном»

Президентский самолет

Президентский самолет
Когда начался вывод наших войск из Афгана, поступило распоряжение собрать экипаж из числа советских авиаторов для президента Афганистана Наджибуллы. Там началась междоусобная война, и местным пилотам не доверяли. Анатолия Инсебовича отправили в Москву в отряд особого назначения, где обучили, как возить первых лиц государства, с учетом дипломатических процедур, вопросов безопасности полета. Например,
Смотреть полностью »

Афган

Афган
Началась война в Афганистане. С 1984 по 1989 годы Анатолий Инсебович был старшим штурманом отряда, летающего в Афган. «Мы возили военных и вывозили раненых, — делится авиатор. — Заходишь в самолет, а там весенний или осенний призыв – новобранцы. Лететь до Кабула не больше часа, но за это время нас обстреливали и могли сбить. Вот ты и думаешь – в салоне 150 пацанов, не дай бог…
Смотреть полностью »


Медкомиссия

Меня иногда спрашивают страшно ли летать. Отвечаю за всех пилотов нет, не страшно. Ни когда, даже в самых критических полётных ситуациях, пилоты не подвержены страху. Он глубоко в подсознании, и, только когда пилот выводит самолёт из этой ситуации, приходит понятие того, что могло бы произойти, но и это ещё не страх. Сели, зарулили на стоянку, выключили двигатели и, вот теперь, осознание из какого переплёта выкрутились появляется вместе со страхом. Но это уже в прошлом. Нет, летать не страшно, если любишь небо, свою работу, дорожишь ею, не страшно. Ты пилот и твоё призвание – летать.
Перед каждым рейсом мы проходим предстартовый медосмотр. Пульс, давление, покажите язык. Фельдшерица сморит в глаза пристально, насквозь. Вот он – страх. Эта пигалица вправе отстранить тебя от полёта, если заметит что – то не так. Спорить нельзя. Пошлёт на углублённый медосмотр и прощай полёты. Стресс. И каждый квартал стресс – медкомиссия. Каждый год углублённая медкомиссия. Только бы ничего не нашли, не списали. Не отстранили от полётов. Ты пилот. Летать – единственное, что ты можешь, любишь, что составляет твою суть. Вот он страх. Утробный страх
Смотреть полностью »

Переучивание

Город Кировоград, школа переподготовки лётного состава. Украина второй раз дала мне пропуск в небо. Теперь уже бортмехаником самолёта Як – 40.
Баку получал самолёты Як – 40, новая техника требовала пилотов и бортмехаников. Нас, техников, допущенных к обслуживанию этих самолётов вместе с группой пилотов направили в Кировоградскую школу лётной подготовки. Прибыли, сдаём документы, у ребят технические дипломы их сразу определили в группу бортмехаников. У меня лётный диплом. Меня в группу пилотов. Шанс? Промолчи я тогда, и может быть, улыбка судьбы вернула бы мне штурвал пилота? Ну, наказали бы женщину, что не разобралась с документами, ведь не убили бы. Промолчи, такой шанс! Не смог. Соврать, подставить человека? Что бы летать пилотом? Не смог. Надо было видеть, с какой благодарностью смотрела она тогда на меня. Вот так второй раз в жизни отказался я от штурвала. Нельзя уходить в небо на лжи,
Смотреть полностью »

Первый самостоятельный

Вчера получил «добро» у Чуйкова. Из трёх полётов — два с ошибками. Волнение, решается судьба. Быть или не быть? Быть! Анохин, мой капитан, ему 28 лет, не на много старше меня, но он лётчик первого класса, инструктор. С ним ничего не страшно. А без него? Один на один со своим страхом одиночества в кабине? А вдруг? А если? Решение можешь принять только ты. Это самое трудное – принять самостоятельное решение и нести за него ответственность. За самолёт, за себя и за капитана тоже. Ведь это он, обучая, пестовал в тебе лётчика. Надо взять всю волю в кулак. Поверить в себя. Сосредоточиться. Ты сможешь. Сможешь! МИГ-15 № 63, подхожу к нему, поглаживаю, шепчу – не подведи и забираюсь в кабину. Доброе напутствие капитана, закрываю фонарь. Всё. Теперь ты и самолёт, самолёт и ты, это одно целое. Весь мир за фонарём кабины. Только ты в ответе за всё, что произойдёт. Шепчу себе — ты сможешь! Запуск двигателя. Не обиделся движок, вышел на малый газ. Запрашиваю выруливание. Техник-лейтенант даёт добро. Левее стоит капитан. Ещё на стоянке, ещё дома, ещё вместе. Но надо! Трогаюсь. Всё! Теперь сам. За всё. За всех. Полоса, бетонка. Сколько было с неё взлётов, сколько посадок! Начало полосы чёрное от касаний колёс. С инструктором. Вот теперь и ты
Смотреть полностью »

Поиск
Объявления:
  • Очередная встреча ветеранов гражданской авиации состоится в последнюю субботу сентября на Донском кладбище на митинге в 11 часов.